Лучшие высказывания и интересные фразы Фаины Раневской

В Москве можно выйти на улицу одетой, как бог даст, и никто не обратит внимания. В Одессе мои ситцевые платья вызывают повальное недоумение – это обсуждают в парикмахерских, зубных амбулаториях, трамвае, частных домах. Всех огорчает моя чудовищная “скупость” – ибо в бедность никто не верит.


Говорят, что этот спектакль не имеет успеха у зрителей? — Ну, это еще мягко сказано, — заметила Раневская. — Я вчера позвонила в кассу, и спросила, когда начало представления. — И что? — Мне ответили: «А когда вам будет удобно?»


85 лет при диабете — не сахар, сокрушалась Раневская.


А может быть поехать в Прибалтику?! А если я там умру?! Что я буду делать?


Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи.


Бог мой, как я стара - я еще помню порядочных людей!


Бог создал женщин красивыми, чтобы их могли любить мужчины, и – глупыми, чтобы они могли любить мужчин.



В театре меня любили талантливые, бездарные ненавидели, шавки кусали и рвали на части.


Воспоминания — это богатства старости.


Всё будет настоящим, – успокаивает ее Раневская. – Всё: и жемчуг в первом действии, и яд – в последнем.


Всю свою жизнь я проплавала в унитазе стилем баттерфляй.


Вы знаете, милочка, что такое говно? Так оно по сравнению с моей жизнью — повидло.


Глядя на прореху в своей юбке: "Напора красоты не может сдержать ничто!"


Дарить надо то, что жалко!


Деньги мешают и когда их нет, и когда они есть.Мое богатство, очевидно, в том, что мне оно не нужно.


Деньги съедены, а позор остался.


Для меня всегда было загадкой — как великие актеры могли играть с артистами, от которых нечем заразиться, даже насморком. Как бы растолковать, бездари: никто к вам не придет, потому что от вас нечего взять. Понятна моя мысль неглубокая?


Думайте и говорите обо мне, что пожелаете.Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?


Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.


Если бы я часто смотрела в глаза Джоконде, я бы сошла с ума: она обо мне знает все, а я о ней ничего.


Если женщина идет с опущенной головой - у нее есть любовник! Если женщина идет с гордо поднятой головой - у нее есть любовник! Если женщина держит голову прямо - у нее есть любовник! И вообще - если у женщины есть голова, то у нее есть любовник!


Если бы я, уступая просьбам, стала писать о себе, это была бы жалобная книга — «Судьба — шлюха».


Жемчуг, который я буду носить в первом акте, должен быть настоящим, — требует капризная молодая актриса. — Все будет настоящим, — успокаивает ее Раневская. — Все: и жемчуг в первом действии, и яд — в последнем.


Женщины, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?


Животных, которых мало, занесли в Красную книгу, а которых много - в Книгу о вкусной и здоровой пище.


Живу, как Диоген. Видите, днем с огнем!


Жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка.


Жизнь — это затяжной прыжок из п...зды в могилу.


Жизнь — это небольшая прогулка перед вечным сном.


Жить надо так, чтобы тебя помнили и сволочи.


Здоровье – это когда у вас каждый день болит в другом месте.


Знаете, — вспоминала через полвека Раневская, — когда я увидела этого лысого на броневике, то поняла: нас ждут большие неприятности.


Знаете, когда я увидела этого лысого на броневике, то поняла: нас ждут большие неприятности.


И что только ни делает с человеком природа!


Как ошибочно мнение о том, что нет незаменимых актеров.


Как я завидую безмозглым!


Кино — заведение босяцкое.


Когда мне не дают роли, чувствую себя пианисткой, которой отрубили руки.


Когда у попрыгуньи болят ноги, она прыгает сидя.


Когда я умру, похороните меня и на памятнике напишите: "Умерла от отвращения".


Критикессы – амазонки в климаксе.


Кто бы знал мое одиночество? Будь он проклят, этот самый талант, сделавший меня несчастной. Но ведь зрители действительно любят? В чем же дело? Почему ж так тяжело в театре? В кино тоже Гангстеры.


Кто бы знал мое одиночество? Будь он проклят, этот самый талант, сделавший меня несчастной...


Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм это не извращения» строго объясняет Раневская: «Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду.


Мне всегда было непонятно - люди стыдятся бедности и не стыдятся богатства.


Мне осталось жить всего сорок пять минут. Когда же мне все-таки дадут интересную роль?


Мне поподаются не лица, а личное оскорбление.


Мои любимые мужчины-Христос, Чаплин, Герцен, доктор Швейнер, найдутся еще-лень вспоминать.


Молодой человек! Я ведь еще помню порядочных людей… Боже, какая я старая!


Мысли тянутся к началу жизни - значит, жизнь подходит к концу.

Понравилось? Расскажите друзьям.