Интересные афоризмы и короткие цитаты Зигмунда Фрейда

Вопрос о смысле человеческой жизни ставился бесчисленное количество раз; удовлетворительный ответ на него пока что не был найден, может быть его вообще не найти. Некоторые из вопрошавших добавляли: если жизнь не имеет никакого смысл, то она теряет для них всякую ценность. Но угроза такого рода ничего не меняет. Скорее, может показаться, что мы вправе отклонить этот вопрос. Его предпосылкой является человеческое сомнение, с многообразными проявлениями которого мы уже знакомы. Ведь не говорят о смысле жизни животных, разве что в связи с их предназначением служить человеку...


Без сомнения, проблема тревоги является узловой точкой многих важнейших вопросов; разрешение загадки тревоги прольет поток света на всю психическую жизнь человека.


Бессознательное не знает слова «нет». Бессознательное не может ничего другого, как только желать.


Бессознательное представляет собой особое душевное царство инфантильного.


Благоразумие составляет лишь часть душевной жизни. Кроме него в душе происходит еще много неблагоразумного, а потому и бывает так, что мы совершенно неблагоразумно стыдимся наших сновидений.


Большинство людей в действительности не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность, а ответственность большинство людей страшит.


Быть абсолютно честным с самим собой – хорошее упражнение.


В бессознательном каждый убежден в своем бессмертии.



В любовных отношениях нельзя щадить друг друга, так как это может привести лишь к отчуждению. Если есть трудности, их надо преодолевать.


В молитве человек уверяется в непосредственном влиянии на божественную волю, и тем самым приобщается к божественному всемогуществу.


В наших сновидениях мы всегда одной ногой в детстве.


В определенном смысле то, что мы называем счастьем случается в результате удовлетворения длительное время сдерживаемых потребностей.


В сексуальности соединяются наиболее возвышенное и самое низменное.


В сновидениях цветы часто символизируют половые органы человека; возможно, дарение цветов, то есть “половых органов” растений возлюбленным вообще имеет это бессознательное значение.


В ходе развития культуры из сексуального было извлечено столько божественного и святого, что оскудевший остаток стал презираться.


Вас не должно удивлять, что у меня накопилось много новой информации относительно наших гипотез о феномене тревоги. Неудивительно и то, что вся эта информация пока еще не подводит нас к решению этой сложной проблемы.


Великим вопросом, на который не было дано ответа и на который я все еще не могу ответить, несмотря на мое тридцатилетнее исследование женской души, является вопрос: «Чего хочет женщина?»


Воспитание должно искать свой путь между Сциллой полной свободы действий и Харибдой запрета.


Воспитателем может быть только тот, кто может вникнуть в детскую душу, а мы, взрослые, не понимаем детей, так как мы не понимаем уже больше своего собственного детства.


Всякий раз, когда в жизни кто-то становится на нашем пути, а при сложности жизненных отношений это случается весьма часто, сновидение тотчас же готово убить его, будь это отец, мать, брат, сестра, или супруг.


Глубоко укоренившаяся вера в психическую свободу и выбор совершенно не научна и должна уступить место утверждениям детерминизма, который управляет психической жизнью.


Детство, лишенное чувство стыда, кажется нам впоследствии своего рода раем, а ведь этот самый рай не что иное, как массовой фантазия о детстве человека.


Для каждого из нас мир исчезает с собственной смертью.


Душевные перемены не происходят слишком быстро, разве что в революциях.


Его величество дитя должен исполнить неисполненные желания родителей, стать вместо отца великим человеком, героем, дочь должна получить в мужья принца в качестве позднего вознаграждения матери.


Единственная цель жизнь - это сам процесс существования, т.е. вечная борьба за выживание.


Если мы признаем как не допускающий исключений факт, что все живое умирает, возвращается в неорганическое, по причинам внутренним, то мы можем лишь сказать, что цель всякой жизни есть смерть, и, заходя еще дальше, что неживое существовало прежде живого. Наши инстинкты, эти сторожа жизни, первоначально были спутниками смерти.


Если один ничего не мог бы найти в другом, что следовало бы исправить, то вдвоем им было бы ужасно скучно.


Если хотите суметь вынести жизнь, готовьтесь к смерти.


Желаемое – это надежная и во всех значимых отношениях законченная картина забытых лет жизни пациента. Наша фантазия всегда работает по старым образцам.


Желание, исполнение которого представляет собой сон, проистекает из детской жизни, а потому человек, к своему удивлению, обнаруживает в сновидении ребенка, продолжающего жить своими импульсами.


Женщина должна смягчать, а не ослаблять мужчину.


Жестоко попираемое реальностью бессмертие Я сохраняется, найдя свое прибежище в собственном ребенке.


Задача сделать человека счастливым не входила в план сотворения мира.


Иллюзии привлекают нас тем, что избавляют от боли, а в качестве замены приносят удовольствие. За это мы должны без сетований принимать, когда, вступая в противоречие с частью реальности, иллюзии разбиваются вдребезги.


Интимные желания и фантазии художника становятся произведениями искусства только посредством преобразования, когда непристойное в этих желаниях смягчается, личностное их происхождение маскируется и в результате соблюдения правил красоты другим людям предлагается соблазнительная доля удовольствия.


Истина сделает вас свободными.


Каждое сновидение имеет по меньшей степени одно место, в котором оно непонятно, так сказать, пуповину, которой оно связано с неизвестным.


Каждый нормальный человек на самом деле нормален лишь отчасти.


Каждый философ, писатель и биограф придумывает свою собственную психологию, выдвигает свои гипотезы о закономерностях и целях душевных актов. В области психологии отсутствуют уважение и авторитет. Здесь любой может следуя своим собственным вкусам «заниматься браконьерством».


Каким смелым и самоуверенным становится тот, кто обретает убежденность, что его любят.


Когда дело идет о вопросах религии, люди берут на себя грех изворотливой неискренности и интеллектуальной некорректности.


Когда люди женятся, они более – в большинстве случаев – не живут друг для друга, как они это делали ранее. Скорее они живут друг с другом для кого-то третьего, и для мужа вскоре появляются опасные соперники: домашнее хозяйство и детская.


Когда невротик сталкивается лицом к лицу с конфликтом, он совершает бегство в болезнь.


Когда пациент вдруг высказывает убеждение, будто бы он по сути дела все это время лишь симулировал болезнь – это знак приближающегося выздоровления.


Когда старая дева заводит собачку, а старый холостяк коллекционирует статуэтки, то таким образом первая компенсирует отсутствие супружеской жизни, а второй создает иллюзию многочисленных любовных побед. Все коллекционеры – своего рода Дон Жуаны.


Кто наблюдал, как насытившись малыш отстраняется от груди и засыпает с порозовевшими щеками и счастливой улыбкой не может избежать мысли, что эта картина продолжает существовать всю последующую жизнь в качестве прототипа выражения сексуального удовольствия.


Лучший способ для пациента взять реванш – это продемонстрировать на себе самом беспомощность и несостоятельность врача.


Любовь - это самый проверенный способ преодолеть чувство стыда.


Люди более моральны, чем они думают и гораздо более аморальны, чем могут себе вообразить.

Понравилось? Расскажите друзьям.